#Linguistics

«Границы моего языка — это границы моего мира», и «Люди поступают соответственно тому, как они об этом говорят». Эти фразы принадлежат американским лингвистам Эдварду Сепиру и Бенджамину Уорфу. И звучит это контр-интуитивно: мы привыкли считать, что коммуникация — это внешний слой реальности, и служит нам как инструмент достижения целей. При этом сам инструмент не влияет на выбор целей и видение реальности.

Однако даже с простыми инструментами это не совсем так: если в нашем распоряжении оказался только молоток, мы не сможем им разрезать железо (только если пробить много-много дырочек?) или спилить дерево. Конечно, молотком можно сделать много чего: например, установить перпендикулярность линий, пробить дыру в доске, кинуть его во врага. Но все это делать молотком не так удобно, и мы, гоняясь за врагами и восстанавливая перпендикуляры, будем с завистью смотреть на тех, кто забивает молотком гвозди.

Язык — это инструмент, который ложится нам в руку по праву рождения, и лицензионное соглашение к нему мы подписываем, не читая. Большим удивлением бывает встретить во взрослом возврасте человека, которому при рождении достался другой инструмент, например, пила. И узнать, что для него спилить дерево — как раз самое то, отличная задача (как они это делают, боже!), а вот забить гвоздь (чего там делать-то!) могут с большим трудом и после долгих объяснений.

Если мы начинаем, опять же, взрослыми, осваивать другой язык, другой инструмент, мы обогащаем свою картину мира — и лучше понимаем ограничения собственного молотка. Очень часто, разбирая иностранные тексты и речь, я ловлю себя на ощущении «а что, так можно было?» . Иногда можно , иногда через другие языки понимаешь свой лучше — по пиле-то можно прямую линию чертить — опа, и по ручке молотка можно! А иногда и нельзя, совсем.

Границы родного языка лучше всего чувствуются, когда занимаешься переводом. И сталкиваешься с невозможностью оного — так, чтобы сохранить все.

Почему у многих брендов англоязычные слоганы не переводятся? А как перевести just do it? Чтобы сохранить и посыл, и ритм, и энергию фразы?

Рекламщики, кстати, как никто другой понимают, что чтобы добиться нужных действий, нужно прежде всего создать для них удобный интерфейс.

Что сейчас очень легко сделать? Заплатить с карточки. Бесконтактно на кассе, одним кликом через интернет, а еще и с телефона вроде как-то можно даже и в магазине. Все для вас. А вот узнать, в каком институте готовят по нужной мне программе — умрешь пока доищешься. Будь у меня такие же трудности при оплате товаров, я бы сказочно экономила.

О том, что язык определяет способ мышления и действия, говорит Оруэлл, и приводит жуткий пример в «1984». Ньюспик — новояз — стал примером того, как редактируя и регламентируя слова, можно редактировать значения и смыслы. Если вместо «убитые мирные жители» сказать «сопутствующий операции ущерб» — реакция слушателя очень сильно изменится. Второе — очень спокойная и скучная информация, с этим ничего не надо делать. Если слово «свобода» употребляется только в смысле незанятого туалета, у людей исчезает очень опасная точка фокусировки.

Больше и интереснее о том, как наш язык влияет на поведение — в статье Б.Уорфа «Отношение норм поведения и мышления к языку». Там он рассказывает, как работа инспектором пожарной безопасности привела его к лингвистике, и как замена одного слова другим может спасти жизнь.
Еще, о том какими инопланетными бывают языки людей, — в статье Э. Сепира «Грамматист и его язык». Вы знали, что иногда «камень падает», а иногда может и «камнить вниз»?

Как же можно все это доказать и использовать на практике?

Например, попробовать изменить свои речевые привычки, и так повлиять на свое мышление и действия. Практик этих очень много, и например в йоге очень многое сказано о дисциплине речи. Из простых методов — такие:

— Если вас тянет в какую-то область деятельности, изучите словарь этой области. Когда вы знаете слова, вы лучше слышите и лучше делаете

— Изучите словарь того, что с вами происходит, ваших эмоций. У терапевтов есть такая грустная штука: «у начинающего клиента есть две эмоции — «нормально» и «хреново». Как вы понимаете, работать с этим нельзя. Нужно разобраться — и помочь разобраться людям вокруг вас, — чем злость отличается от ярости и раздражения. Чем беспокойство отличается от тревоги. Для понимания этих слов можно разговаривать с другими людьми, читать, смотреть фильмы — так у них появится контекст и точная вибрация.

— Проанализируйте свои речевые привычки. Что именно вы делаете, когда говорите? Информируете, убеждаете, осуждаете, оправдываетесь? Четко называйте это, что и как вы делаете, и какими средствами. Если какая-то привычка вам не понравится, попробуйте ее контролировать, просто формально — останавливать, например, свое осуждение. Как прямое, так и завуалированное. Кстати, себя тоже нельзя осуждать, а то отрикошетит!

— Практика Сократа. Просеивайте то, что хотите сказать, через три сита: является ли это правдой, является ли это необходимым (полезным) и является ли это добрым (порадует ли это человека). Если То, что вы говорите, не проходит ни через одно сито, навреное, лучше промолчать.

— Попробуйте заменить привычные ответы на реплики других людей. Например, на «спасибо» отвечайте не «не за что», а «на здоровье». А на «мне так понравилось что вы сделали» — не «ой, да что вы» а «спасибо, я рада что вам понравилось.» И сами увидите, как это влияет на ваши мысли. Продолжение темы — в подкасте «Как на наше сознание влияет родной язык»

    Podcast
    • 120 bpm
    • Key: Gbm
    Full Link
    Short Link (Twitter)